Более чем 100 стран поддержали отмену права вето в Совбезе ООН

Читайте также:

1 комментарий

  1. євроукр:

    Во-первых, позиция США по сирийской проблеме известна. Причём известна давно. Услышать от американского президента что-то новое во время его выступления в ООН никто не надеялся. Всё, что он мог сказать, он уже сказал. Причём, не раз. Во-вторых, ни для кого не секрет, что политика США в Сирии зашла в глухой тупик. В своё время американцы знали, как создать сирийскую проблему, финансируя и вооружая банды исламских экстремистов, но они не знают, как её решить. В итоге из т.н. «умеренной оппозиции» вылупилось «Исламское государство», а борьба Запада с сирийским президентом плавно трансформировалась в борьбу с хорошо организованной армией террористов. фото © РИА Новости. Михаил Метцель/POOL При этом нельзя исключать и то, что у Вашингтона вообще нет желания решать созданные им на Ближнем Востоке проблемы. По целому ряду признаков, многое из происходящего сейчас там отвечает американской стратегии, реализуемой США в данном регионе. Впрочем, какими бы не были подлинный намерения Соединённых Штатов, наиболее важным для всех фактом является то, что у них нет алгоритма, с помощью которого можно было бы решить как сирийский вопрос, так и нарастающую проблему «Исламского государства». Танцы с бубном вокруг маниакальной идеи отстранения Асада от власти уже напоминают затянувшееся цирковое выступление, а безрезультатные бомбардировки авиацией США мистически неуязвимых боевиков ИГ похожи на некую разновидность театрализованного перфоманса для умственно отсталых. Именно поэтому сейчас Вашингтон в качестве «решателя» ближневосточных проблем никому не интересен. Особенно тем государствам, которые непосредственно страдают от кровавого хаоса, устроенного американцами на Ближнем Востоке. Таким образом, банальность и беспомощность Барака Обамы подогрели интерес к позиции Владимира Путина. В ней сейчас видят реальную альтернативу американским внешнеполитическим провалам последних лет. К тому же усиливающееся военное присутствие России в Сирии стало очевидным. А это говорит о том, что Москва уже начала делать последовательные шаги для решения ближневосточных проблем в рамках своего собственного плана. Это интриговало публику вдвойне. Поэтому Путина ждали. Поэтому Путина хотели услышать. Речь российского президента была чёткой, сжатой, ёмкой. Говорил он только по сути. Без нудных витиеватостей и самолюбования (которые традиционно присутствовали в выступлении Обамы). Юбилей ООН — это хороший повод чтобы упомянуть о значении этой организации. И о том, во что её сейчас пытаются превратить хозяева т.н. «однополярности». Поэтому неслучайно Владимир Путин достаточно прямолинейно заявил о том, что на данный момент есть силы, которые хотят превратить Организацию Объединённых Наций в карманную игрушку для удовлетворения своих эгоистических потребностей. фото © РИА Новости. Михаил Метцель/POOL «ООН — структура, которой нет равных. По легитимности, представительности и универсальности, — заявил Владимир Путин в ходе своего выступления. Да, в адрес ООН в последнее время раздаётся немало критики. Якобы она демонстрирует недостаточную эффективность, а принятие принципиальных решений упирается в непреодолимые противоречия. Прежде всего между членами Совета Безопасности. Однако хочу отметить, что разногласия в ООН были всегда, на протяжении всех 70 лет существования организации. И право вето применялось всегда. Им пользовались и Соединенные Штаты Америки, и Великобритания, и Франция, и Китай, и Советский Союз, позднее — Россия. Это совершенно естественно для столь многоликой и представительной организации. При основании ООН и не предполагалось, что здесь будет царить единомыслие. Суть организации, собственно, и заключается в поиске и выработке компромиссов, а её сила — в учёте разных мнений и точек зрения». Вот только с учётом разных мнений и точек зрения, в том числе и в стенах ООН, сейчас большие проблемы. В последнее время всё чаще мир слышит лишь одну точку зрения, которая подаётся как единственно верная и единственно возможная. Именно поэтому российский президент и заговорил о попытках «приватизировать» Организацию Объединённых Наций. Владимир Путин ни разу в своём выступлении прямо не упомянул США. Но нет ни малейшего сомнения в том, что практически вся его речь касалась именно американских действий на международной арене. Ведь Вашингтон даже не пытается скрыть свою глубокую и искреннюю уверенность в том, что он обладает правом решать всё за всех исходя из своего представления о правильном. Поэтому и ООН, в общем-то, Соединённым Штатам не нужна. Во всяком случае, как организация, где учитываются мнения и интересы всех её членов. «Мы все знаем, что после окончания холодной войны, все это знают, в мире возник единственный центр доминирования. И тогда у тех, кто оказался на вершине этой пирамиды, возник соблазн думать, что если они такие сильные и исключительные, то лучше всех знают, что делать. А следовательно — не нужно считаться и с ООН, которая зачастую вместо того, чтобы автоматически санкционировать, узаконить нужное решение, только мешает, что называется, как у нас говорят, «путается под ногами». Пошли разговоры о том, что организация в том виде, как она была создана, устарела, выполнила свою историческую миссию», — заявил Владимир Путин. В данном случае российский президент достаточно точно описал американскую логику, в рамках которой любая международная организация, не отвечающая исключительно интересам США, подлежит либо реформированию (в сторону её большей управляемости со стороны Соединённых Штатов), либо ликвидации. фото © РИА Новости. Михаил Климентьев Зачем американцам ООН, если есть Вашингтон? Отсюда и рождённая на Западе идея отмены права вето членов Совета безопасности ООН. Какое право вето, если всё решают американцы? Зачем оно? Но тогда какой смысл в самом существовании ООН, если в рамках данной международной организации не будет действенного механизма, позволяющего сохранять баланс интересов разных стран? Не секрет, что Вторая мировая война грянула сразу же после того, как Лига наций окончательно превратилась в условность. Сейчас ООН фактически превращена в филиал Государственного департамента США, где штамповать принятые американцами за всех решения мешают лишь Россия и Китай. Именно поэтому Владимир Путин заявил с трибуны ООН о том, что попытки расшатать авторитет и легитимность ООН являются крайне опасными. «Это может привести к обрушению всей архитектуры международных отношений. Тогда у нас действительно не останется никаких правил, кроме права сильного. Это будет мир, в котором вместо коллективной работы будет главенствовать эгоизм. Мир, в котором будет всё больше диктата и всё меньше равноправия, меньше реальной демократии и свободы. Мир, в котором вместе по-настоящему независимых государств будет множиться число фактических протекторатов, управляемых извне территорий». Впрочем, стоит признать, что описанная российским президентом ситуация, как вероятное будущее, на самом деле в значительной степени является очевидным настоящим. Авторитет и влиятельность ООН сейчас предельно низки. Международное право наиболее сильными государствами последовательно игнорируется. В мире царят законы джунглей, где сильный, не стесняясь, пожирает слабого. Большая часть планеты уже давно находится за рамками свободы, равноправия и демократии, под гнётом диктата и на правах фактических протекторатов, управляемых извне территорий. И это относится не только к странам Африки, Азии и Латинской Америки. В ряду бесправных колоний находятся и страны Европы. Причём как Восточной, так и Западной. Многие там уже это понимают, но не у всех хватает смелости говорить об этом открыто. Репрессивная машина США действует крайне эффективно. По сути, стремление Вашингтона нивелировать значение ООН находится в общем ряду с его устремлениями нивелировать суверенность и независимость всех стран мира без исключения. С точки зрения Соединённых Штатов, на Земле должна быть лишь одна государственность и суверенность — американская. А всему остальному миру Вашингтон отводит роль протектората США. Об этом российский президент открыто и заявил с трибуны ООН. фото © РИА Новости. Михаил Климентьев Однако проблема в том, что, уничтожая по всему миру независимые и суверенные государства, Соединённые Штаты создают вакуум власти, который заполняется экстремистами и террористами всех мастей, будь то на Украине или в Сирии. Именно уничтожение украинского государства путём вооружённого переворота превратило маргинальные неонацистские группировки на Украине в многотысячные хорошо вооружённые банды-армии, а исламских экстремистов Ливии, Ирака и Сирии, инспирированные там западными спецслужбами бунты и мятежи трансформировали в агрессивное «Исламское государство». Вследствие этого все вышеупомянутые страны поглотил кровавый хаос, насилие, разруха и нищета. Однако если решение украинской проблемы надёжно блокировано США по причине её локальности, то сирийская проблема давно вышла за рамки границ Сирии, а поэтому мировое сообщество её игнорировать не может. Теперь это проблема не только ближневосточных государств, но и Евросоюза, захлёстываемого сотнями тысяч беженцев. Поэтому в Сирии начало нарастать российское военное присутствие, а президент России на трибуне ООН откровенно назвал вещи своими именами, указав на действительные причины возникновения сирийской проблемы и появления «Исламского государства». В частности, он сказал следующее: «Под знаменами так называемого «Исламского государства» уже воюют десятки тысяч боевиков, в их числе — бывшие иракские военнослужащие, которые в результате вторжения в Ирак в 2003 году были выброшены на улицу. Поставщиком рекрутов является и Ливия, чья государственность была разрушена в результате грубого нарушения резолюции 1973 Совбеза ООН. А сейчас ряды радикалов пополняют и члены так называемой умеренной сирийской оппозиции, поддержанной Западом. Их сначала вооружают, обучают, а потом они переходят на сторону так называемого «Исламского государства». Да и само «Исламское государство» возникло не на пустом месте. Его также поначалу пестовали как орудие против неугодных светских режимов. Создав плацдарм в Сирии и Ираке, «Исламское государство» активно расширяет экспансию на другие регионы, нацеливается на господство в исламском мире, и не только там. фото © РИА Новости. Сергей Гунеев Только этими планами явно не ограничиваются. Положение дел более чем опасное. В такой ситуации лицемерно и безответственно выступать с громогласными декларациями об угрозе международного терроризма и при этом закрывать глаза на каналы финансирования и поддержки террористов, в том числе, за счет наркобизнеса, нелегальной торговли нефтью, оружием, либо пытаться манипулировать экстремистскими группировками, ставить их себе на службу для достижения собственных политических целей в надежде потом как-нибудь разобраться с ними, а попросту говоря, ликвидировать. Тем, кто действительно так поступает и так думает, хотел бы сказать. Уважаемые господа, вы имеете дело, конечно, с очень жестокими людьми, но вовсе не с глупыми и не с примитивными. Они не глупее вас, и ещё неизвестно, кто кого использует в своих целях». При этом российский президент добавил: «Считаем огромной ошибкой отказ от сотрудничества с сирийскими властями, правительственной армией, с теми, кто мужественно, лицом к лицу сражается с террором. Надо, наконец, признать, что кроме правительственных войск президента Асада, а также курдского ополчения в Сирии, с «Исламским государством» и другими террористическими организациями реально никто не борется». По своей сути выступление Владимира Путина на Генассамблее ООН это — публичный вызов, брошенный безраздельному американскому гегемонизму и сигнал тем, кто этому гегемонизму уже противостоит либо готов противостоять. Сирия — это хорошая причина для того, чтобы отодвинуть США от монопольного влияния на важные международные проблемы и тем самым существенным образом ограничить американский, по-детски жестокий, примитивный и эгоистичный гегемонизм. Внезапное появление в Сирии российских военных и неожиданные заявления президента России о необходимости создания широкой, международной антитеррористической коалиции нового формата, является следствием целого ряда американских внешнеполитических провалов. Это — попытка решения глобальных проблем иным, неамериканским, способом. Отсюда и заявление Владимира Путина о том, что «суть не в амбициях России…, а в том, что терпеть складывающееся в мире положение уже невозможно. В действительности же мы предлагаем руководствоваться не амбициями, а общими ценностями и общими интересами на основе международного права, объединить усилия для решения стоящих перед нами новых проблем и создать по-настоящему широкую международную антитеррористическую коалицию. фото © РИА Новости. Сергей Гунеев/POOL Как и антигитлеровская коалиция, она могла бы сплотить в своих рядах самые разные силы, готовые решительно противостоять тем, кто, как и нацисты, сеет зло и человеконенавистничество. И, конечно, ключевыми участниками такой коалиции должны стать мусульманские страны». Нетрудно понять, что та широкая антитеррористическая коалиция, о которой сказал российский президент, это стремление уйти от сугубо единоличного американского проекта, предназначенного не столько для того, чтобы устранить террористическую угрозу на Ближнем Востоке, а сколько её использовать в американских интересах. Российский план, прежде всего, предполагает усиление и восстановление разрушенных Соединёнными Штатами независимых ближневосточных светских государств как главной силы, способной противостоять как исламскому экстремизму в целом, так и т.н. «Исламскому государству» в частности. Однако это полностью противоречит американской стратегической концепции, предполагающей использование вооружённых исламистских группировок для постепенной дестабилизации не только всего Ближнего Востока, но и прилегающих к нему регионов. Борьба с ИГ невозможна без борьбы с вооружёнными банд-формированиями т.н. «умеренной оппозиции» по той простой причине, что они по своей сути ничем не отличаются. Единственное отличие между ними — это степень их контролируемости со стороны США. Поэтому восстановление разрушенных американцами и их западными союзниками независимых суверенных ближневосточных государств как главной силы, противостоящей хаосу исламских экстремистов, будет означать не только потерю Соединёнными Штатами контроля над этим регионом, но и беспрецедентно мощное укрепление там российских позиций. Этого допустить Вашингтон не может. Американцы скорее начнут напрямую помогать «Исламскому государству», чем допустят реанимацию Россией разрушенных за последние годы ближневосточных стран. Поэтому, вероятнее всего, сотрудничать с Москвой в деле борьбы с ИГ Вашингтон не будет. Подобное сотрудничество просто не отвечает его интересам в регионе. А главное, Соединённые Штаты видят в самом факте существования суверенной России, осуществляющей независимую внешнюю политику, угрозу своему мировому господству. Для американцев российское государство гораздо страшнее исламского.

Open

Close